Порча?.. А мы с ней поборемся! Книга Л. В. Алексеева | стр 2


Порча?.. А мы с ней поборемся! Книга Л. В. Алексеева | стр 2

-->

через дыру в заборе пролезли козы и обгрызли кору, что на первом этаже у черного входа прорвало отопление и я срочно вызвала водопроводчика дядю Семена, что на втором этаже в третьем от лестницы аквариуме умерли сразу две рыбки и что Колька из 4 «б» рассек себе губу и пришлось принимать соответствующие меры. В ответ папа посокрушался о том, когда же это успели поломать забор, ведь вот только что его чинили, забивали, что же это могло случиться с трубой – ведь не старая, проржаветь еще рано. А мама давала советы, что и как надо сделать в аквариумах на втором этаже, чтоб рыбки не гибли. И только о Колькиной губе было очень скупо сказано что-то вроде: хорошо, мол, что ты помогла, но в таких случаях лучше не лезть – врачи сами все сделают.
Время шло своим чередом-порядком. Ко мне обращались – я помогала, совершенно не подозревая, что обладаю какими-то особыми способностями. Узнала я о своем даре много позже, когда сыну исполнилось три года и он заболел двухсторонним воспалением легких. Настал день, когда доктор, друг семьи, сказал моему папе: «Мы бессильны... Готовь внуку гроб – к утру его не станет». Я слышала этот разговор, сидя у постельки сына. Слезы лились так, что я с трудом видела его пылающее от температуры личико. Машинально я подложила левую руку ему под спинку, а правой прикрыла грудку. Да так и просидела и проплакала всю ночь. А в 6 часов утра Алешенька проснулся и попросил селедки. Он всегда любил обгладывать и обсасывать селедочный хвостик. И когда минут через 10–15 в окно заглянула моя крестная – папина сестра, – то так и увидела его сидящим с хвостом селедки в руке. Она вошла и спросила, что я Алеше ночью делала. «Ничего, – ответила я. – Просто держала его грудку между рук своих». И тетя Надя воскликнула, обращаясь к папе: «Вот тебе, Володенька, и Ларочкины ручки!» Я и так уже начинала подозревать, что у меня не совсем такие руки, как у всех. А тут уж пристала к родителям и тете, как говорится, как банный лист. Пришлось им рассказать обо всех трех бабушках как о целительницах и о том, почему меня не кусают комары и часы останавливаются, когда надеваю их на запястье. Почему могу остановить кровь, унять боль и вернуть сознание. Но тут же предупредили, что, если я не хочу, чтоб меня отправили в психушку, об этих моих способностях стоит молчать. А папа добавил: «И имей в виду: это дано тебе свыше. Это не твоя заслуга: ты этого не добивалась, над этим не работала. Тебе это подарили! Не вздумай возгордиться!»
Когда сыну исполнилось 16 лет, в какой-то из библиотек он нашел брошюрку о целительстве – совершенно запретной тогда теме. И начал заниматься, пользуясь рекомендацией из этой книжки. И когда у него уже было три сына, повстречался он с человеком, который подсказал ему, к кому нужно обратиться, чтобы стать целителем. Затем втянул и меня, за что я ему очень благодарна. Я сильно сомневалась в наличии у меня таких способностей. Но меня заинтересовали, и я стала учиться. Училась и училась. Год за годом. Целых четыре года.
И вот настал день, когда мой Учитель сказал: «Ты уже созрела. Приедешь домой, бери разрешение и начинай работать. Если ты духовно, морально будешь такой, как сейчас, успех тебе обеспечен. Начинай!»
В тот же день во время медитации я увидела себя стоящей на огромном золотистого цвета пшеничном зерне. Руки мои были раскинуты в стороны, согнуты в локтях и обращены ладонями к небу. На мне была белая туника, которая крепилась на одном плече. И я такая высокая, стройная. Глаза закрыты, ресницы – крылья, короткая стрижка. Что и говорить, понравилась я себе, хоть высокой сроду не была.
Вдруг зерно оторвалось от земли, и я стала подниматься все выше и выше. Вот я достигла облаков... Вот поднялась выше их... И тут на меня полился дождь – крупный-крупный и золотой. Смотрю (а глаза-то закрыты): а это такая крупная золотого цвета пшеница. Падает на меня и вокруг меня. А под раскинутыми руками пшеницы нет.
Думала я, думала, что же все это значит... Учитель сказал:
– Нет ничего благодатнее золотой пшеницы. А тебя ею осыпали, словно дождем. Это благословение свыше. Ты должна работать.
– Да не везде же здесь пшеница, – сопротивлялась я. – Вон, под руками-то и нет ничего.
– Конечно, нет, – ответил Учитель. – Твои руки, голова, плечи впитали все в себя...
Точно знаю, что я была с закрытыми глазами. И тем не менее я видела и себя, и то, что дождь идет из золотой пшеницы.
С той поры прошло много лет. Я с великой радостью лечила людей. Снимала с них порчу. Помогала при семейных неурядицах. Вела цикл передач на телевидении. Во дворцах культуры читала лекции на тему «Помоги себе быть здоровым», учила пациентов лечить себя своими же руками. Меня приглашают и до сих пор на международные конгрессы целителей, где я делаю

Содеражание

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, далее


-->