Знаки зодиака - СТРЕЛЕЦ. Глава 9, стр 2


Знаки зодиака - СТРЕЛЕЦ. Глава 9, стр 2

-->

Необходимо различать мышление само по себе и мышление в жизни конкретного человека, то есть определенную медитацию его ментального тела. Мысль сама по себе свободна как птица (или, правильнее сказать, столь же несвободна), но человек в своей жизни довольно сильно ограничен как рамками своего мышления, так и его предметом. Например, внешние обстоятельства часто требуют немедленной ментальной реакции — это не только необходимость отвечать на вопрос учителя, но и быстрый анализ дорожной ситуации при переходе улицы. В любом остром положении думать о посторонних вещах не получается, а мышление идет иногда удивительно ясно. Яркий пример такого рода — ощущения человека в минуту смертельной опасности, когда в считанные секунды перед ним может пролететь вся его жизнь.

Таким образом, становится ясно, что свобода мышления в большой степени иллюзорна — по крайней мере в отношении сюжетов ментальных медитаций, которые поставляются из ментального тела потоком Близнецов. Есть, однако, и вторая часть мышления — это его почва, на которой растут деревья и кусты ментальных медитаций, то есть материал и базисная энергия ментальной жизни. Что же это такое и откуда они берутся?

Ментальная почва определяет стиль и характер ментальных интерпретаций каузального потока; это в первую очередь освоенные и используемые человеком символические системы и его специфически-личное их наполнение. Например, все люди пользуются такой символической системой, как родной язык, но используют узкий его срез, причем наполняют многие слова своими личностными значениями и оттенками смысла, и часто для того, чтобы хорошо понять человека, нужно выучить этот его персональный диалект, который он, часто не осознавая этого, создал и в его рамках мыслит и разговаривает.

Огромную роль в создании таких «персональных» символических систем играет (хотя по идее они ориентированы на ментальный план) астральное тело и его посылки, транслируемые Стрельцом. Эти процессы практически не осознаются человеком и о них он может судить лишь по косвенным признакам. Вот некоторые примеры.

Каждый человек, учащий иностранный язык, обращает внимание на тот странный факт, что одни слова запоминаются легко и быстро, а другие не желают оставаться в памяти, сколько их не повторяй. С чем связано это странное сопротивление? Специалист по реинкарнациям дает одно объяснение, психоаналитик — другое, но в любом случае ясно, что наше подсознание имеет определенные предубеждения, обладающие большой и почти эмоциональной энергией, направленной против некоторых слов и выражений, — достаточно вспомнить свою досаду, когда нужная ученная-переученная лексическая единица никак не желает всплывать в сознании.

И, конечно, то же самое имеет место и в отношении родного языка — одни его слова человек употребляет часто и охотно, другие — редко и с трудом, причем наделяя нестандартными оттенками смысла, а третьих избегает категорически, так что они никогда не приходят ему на ум. И если кто-то начинает использовать непривычную или, хуже того, антипатичную человеку лексику, последний чувствует к нему необъяснимую, но очень отчетливую неприязнь, и общение между ними будет долгое время сильно затруднено, если вообще возможно. Проблема взаимопонимания заключается не только и не столько в согласовании значений слов, сколько во взаимном постижении ментальных символических систем партнеров, а это гораздо труднее прежде всего потому, что эти персональные символические системы, как правило, почти не осознаются, имея в то же время полную власть над восприятием человека. Казалось бы, что тут трудного — даже иностранный язык можно выучить, почему же иногда так трудно воспринять чужой персональный диалект своего же родного языка? С этой проблемой постоянно сталкиваются члены неблагополучных семей, где партнеры, зная друг друга иногда десятки лет, умудряются так и не увидеть, что одни и те же фразы воспринимаются тем, кто их произносит и тем, кому они адресованы, совершенно по-разному — именно по причине расхождения персональных диалектов, то есть личных символических систем. Почему же их так трудно согласовать? Нежелание одного человека понимать другого часто имеет не наивно-эгоистические (если адекватно воспринять слова жены, придется срочно идти в булочную), а существенно более глубокие структурно-семантические корни: если позволит чужим знакам и значениям войти в мою символическую систему, она может треснуть, оказавшись несостоятельной, и тогда ее придется переделывать заново, а это трудно и может привести к непредсказуемым последствиям! Ведь если некоторое значение имеется в моем персональном диалекте, то оно может в любую минуту всплыть из подсознания, в чем последнее часто вовсе не заинтересовано.


Содержание  
Глава 9 стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

-->