Знаки зодиака - ДЕВА. Глава 6, стр 5


Знаки зодиака - ДЕВА. Глава 6, стр 5

-->

Присмотримся более внимательно к процессу приготовления пищи. Совершенно ясно, что он требует не только чисто энергетических взаимодействий повара и продуктов, но и конкретных физических движений: посыпания, натирания, формовки, укладывания на противень и т. д.

С точки зрения прозелита, кулинарный успех обеспечивают не эти действия, а правильный термический режим при соблюдении указанных в рецепте пропорций; однако профессионал знает, что от правильности его чисто физических движений вкус блюда зависит в не меньшей степени. Его руки словно сами по себе режут лук, морковь и капусту совсем разными движениями (и даже выражение его лица меняется в зависимости от рода шинкуемого овоща), и выкладывать их на сковородку для пассерования он будет тоже неодинаково. Вкус и энергетика хлеба зависят не только от качества выпечки, но и от способа разрезания его на куски и характера движений ножа — последним лучше быть закругленными, а куски предпочтительнее неодинаковые по толщине (то есть в сечении имеющие форму треугольника или даже трапеции). Всеми этими и многими другими подробностями повар овладевает не сразу и во многом интуитивно, и везде его главным учителем оказывается постепенно прорабатываемый канал Девы, который присмотрит и за равномерностью пропекания пирога в духовке, и за соответствием жирности его теста начинке, и за упреванием простейшей гречневой каши, и за синтетичностью вкуса свекольного борща, и за наилучшим расположением листиков петрушки и укропа на тарелке сыроеда.

Чрезвычайной тонкости достигает Дева в формировании аппетита человека. Разнообразные энергетические потребности эфирного тела синтезируются ею в желание съесть тот или иной конкретный продукт или блюдо, которые, будучи переварены и усвоены в физическом теле, через канал Весов передадут эфирному телу ровно те энергии, в которых то нуждается. Чем тоньше работает Дева, тем определеннее знание или интуитивное ощущение человека о том, в какой пище (или лекарственных травах) он нуждается. Пережевывание пищи, как и переваривание ее в желудке идет преимущественно под управлением Девы, равно как и удаление шлаков из организма; всасыванием питательных веществ и их превращением в энергию управляют, в основном, Весы, а синтез новых клеток и видоизменение старых идет снова под управлением Девы.

Аналогично Дева формирует и, если можно так выразиться, двигательный аппетит, то есть потребность человека тех или иных физических движениях (гимнастика, бег, подвижные игры и т. п.), которые снабдят необходимой эфирной энергией его связки, суставы, мышцы, а затем и эфирное тело в целом. Культурный физически и эфирно человек знает, когда и как ему нужно потянуться, прогнуться, присесть или пробежаться, чтобы не уставать при самой напряженной работе — неважно, умственной или физической. На безжалостной эксплуатации канала Девы в форсированных режимах основан современный «большой» спорт — эта дикость и одновременно символ материализма ХХ века нашей — не будем об этом забывать — эры.

На первом уровне проработки Девы человек плохо управляется со своим физическим телом: он, как правило, неуклюж, неловок с окружающими предметами и сколько-нибудь точная ручная работа ему в тягость. При движениях в непривычной обстановке он часто натыкается на препятствия, получая синяки и ссадины, и обычно он не любит и не чувствует собственного тела, воспринимая его как в общем-то чуждый ему источник разнообразных неприятностей: болей, неудобств, потянутых связок и негнущихся суставов.

Обычно недовольство своим телом как инструментом распространяется у этого человека и на эстетическую среду: как правило, он считает себя некрасивым, во всяком случае, ему не нравятся многие части собственного тела, например, форма живота или носа, жировые отложения на боках, угловатость локтей или кривизна голеней, не говоря уж о волосах на самых неподходящих (по его мнению) местах.

Чистописание (каллиграфия) в младших классах школы было для него чистым мучением, а рисование как искусство передачи видимых форм всегда казалось непостижимым. Вряд ли у него есть вкус к приготовлению пищи, а если обстоятельства вынуждают его готовить, то обычные спутники этого процесса — пригоревшие или недоваренные продукты, пересоленные или недосоленные, плохо перемешанные и неряшливо нарезанные. Хлеб в его руках обязательно крошится, ножи нестерпимо тупые, а ложки и зубья вилок непременно гнутые. Пищевой вкус достаточно груб: у него могут быть свои пристрастия (например, любовь к черному хлебу с маслом), но воспринять кулинарные тонкости, а главное, почувствовать, что именно требует в данную минуту его эфирное тело, ему трудно: гамма его аппетита состоит из двух нот: «хочу жрать — нажрался», а уж чем именно набит желудок — не так важно.


Содержание  
Глава 6 стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

-->