Знаки зодиака - СКОРПИОН. глава 8, стр 3


Знаки зодиака - СКОРПИОН. глава 8, стр 3

-->

Пятая фаза — умелый воин. Этот человек умеет сосредоточить внимание на главнейших для себя участках сражения с хаотическим демоном и на них часто выходит победителем. В результате у него образуется определенное пространство внутреннего мира, очищенное (как ему кажется) от покушений демона; человек еще не понимает, сколь последний многолик и хитер. Человек видит, что его личная сила возросла, и соответственно убывает власть над ним демона; кроме того, меняется характер демонических искушений и провокаций — они становятся более тонкими, изощренными и, если можно так выразиться, культурными. Однако человек никак не связывает возрастание своей силы и реализационной власти с ослаблением и окультуриванием демона — тот останется для хозяина полностью антагонистической фигурой, хотя его проделки иногда человека забавляют и не вызывают особого протеста.

Шестая фаза — ученик Черного Учителя. На этой фазе человек понимает, что хаотический демон служит ему превосходным черным учителем, создавая ситуации и положения, честно проживая которые и делая соответствующие выводы, человек развивает в себе именно те качества, которые ему в наибольшей степени необходимы сейчас или остро понадобятся в ближайшем будущем. Теперь хаотический демон рассматривается человеком как пусть достаточно серьезная и временами грозная, но все же по идее о нем заботящаяся фигура — нечто вроде персонального древнееврейского Бога. Человек обращает внимание на изменение характера препятствий и искушений, создаваемых демоном, понимая их как знаки грядущих перемен в своей жизни и деятельности. Он учится радоваться остановкам и тупикам, воспринимая их как естественно предоставляющиеся возможности самореализации и приближения к исполнению миссии.

Седьмая фаза — укротитель. Этот человек получает возможность заставить хаотического демона служить своим целям, конструктивно направляя его энергию. Обычно переход на эту фазу сопровождается глубоким психологическим кризисом, в ходе которого переосмысливается и перестает кровоточить священная рана — наиболее глубокий и дотоле неразрешенный внутренний конфликт между эго и высшим «я» человека, в большой мере питавший хаотического демона личной энергией человека. После этого демон становится чем-то вроде вечного «не то» творческой личности — инстанцией, никогда не позволяющей творцу останавливаться на достигнутом.                                                                                                                    

Упомянутая священная рана (термин взят автором у Джин Хьюстон, но само понятие восходит к самым древним мистериям) часто представляет собой след, оставленный в подсознании первой серьезной манифестацией хаотического демона. Она могла произойти в виде трагического события или тяжелого периода, грубого разочарования, испуга и т. п., но в некоторых случаях оказывается не связанной со внешними обстоятельствами, проявляясь исключительно как факт внутренней жизни: внезапное землетрясение с извержением вулкана, превращающее уютные рощи, холмы и долины в обгорелый дымящийся ад.

Первая манифестация хаотического демона — излюбленный мотив волшебных сказок, чьи сюжеты суть эзотерические повествования о странствиях человеческого духа на пути его эволюции. Большая часть сказок начинается с манифестации мужской ипостаси демона — в виде дракона, истребляющего жителей города, вражеского нашествия соседнего короля и т. п., — но во многих сюжетах фигурирует и женская ипостась: мачеха, монотонно удушающая жизнь своей падчерицы так, что даже изгнание на мороз выглядит как избавление от мучений, царевна Несмеяна, впавшая в глубокую беспричинную депрессию, Илья Муромец, до тридцати трех лет пролежавший на печи, не в силах сдвинуться с места, и т. д. Священная рана наносится демоном настолько сильно и глубоко, что человек оказывается не в состоянии о ней забыть или быстро залечить прямым методом, то есть возвратиться в предыдущую реальность. Кощей Бессмертный уносит невесту прямо с брачного ложа, и теперь ищи-свищи его (и ее) за тридевять земель, а отсутствие любимой никак не удается вытеснить в подсознание:

Он бродит и до темноты
Укладывает в ящик
Раскиданные лоскуты
И выкройки образчик.
И, наколовшись о шье
С невынутой иголкой,
Внезапно видит всю ее
И плачет втихомолку.

               (Б. Пастернак, «Разлука»)

Надо сказать, что предшествующие строки этого стихотворения:

И вот теперь ее отъезд,
Насильственный, быть может.
Разлука их обоих съест,
Тоска с костями сгложет... —

были более чем понятны русскому читателю пятидесятых-шестидесятых годов, а сравнение КГБ с Кощеем Господином Бессмертным не показалось бы ему натянутым.



Содержание  
Глава 8 стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

-->