Знаки зодиака - СКОРПИОН. глава 8, стр 5


Знаки зодиака - СКОРПИОН. глава 8, стр 5

-->

Скорпион — это канал, при обсуждении которого остро встает вопрос о человеческом в человеке: что это такое и в чем оно выражается? Медитации плотного тела, по крайней мере, в том виде, как они описывались в предыдущих главах, вполне биологичны, то есть относятся не только к человеку, но в равной мере и к животному миру, с некоторыми ограничениями на сложность, точность и тонкость движений. С другой стороны, все более тонкие тела и их медитации всегда описываются в специфически социально-гуманитарной терминологии, не имеющей, кроме отдельных метафор (типа «все это сидит у меня в печенках») никакого отношения к физическому и эфирному телам. Таким образом, Скорпион — это мост, соединяющий биологическую и социальную природу человека, и свежеиспеченный хомо сапиенс, остро гордящийся отсутствием хвоста, густой шерсти и прочими отличиями от гориллы, не торопится узнавать и признавать ширину и значение этого моста: разумный так разумный, будем мыслить, а не это... как его... чувствовать, а то мало ли чего захочется: назад, к природе, свободной любви и закону джунглей, где на чужую жизнь запрета нет, и в своем зловеще-заманчивом замке поджидает добычу сладострастный кровопивец маркиз де Сад.

Однако мост между астральными и эфирными телами весьма широк, и практически каждая эмоция опускается через канал Льва в эфирное тело, вызывая у человека специфические энергетические ощущения: например, он скажет, что его «трясет» от гнева или возмущения, или что он «тает» от нежности, — читатель, конечно, узнает эти описания как чисто эфирные. Более того, эволюция человека идет на всех его телах одновременно, и самые тонкие — эстетические, философские, религиозные — эмоции вызывают соответствующие эфирные отклики, которые, правда, не всегда можно отнести к тому или иному органу, скажем, печени или почкам, но ведь специфически человеческие черты в анатомической структуре человека тоже достаточно тонки и выражаются скорее количественными, нежели качественными категориями: большая, чем у обезьяны, подвижность большого пальца руки, больший объем головного мозга и поверхность коры, большая сложность нервной и артикуляционной систем и т. д.

Плохое знание анатомии «на себе», то есть неумение отнести те или иные энергетические ощущения к соответствующим физическим органам, приводит к тому, что средний человек просто-напросто не замечает, в какой мере согласованы (но вовсе не идентичны и даже не аналогичны) его астральная и эфирная жизни. Каждая эмоциональная медитация — сколь угодно тонкая и возвышенная! — сопровождается эфирной, а каждая эфирная медитация имеет, в свою очередь, плоды, становящиеся почвой астральной жизни. Но когда речь идет о специфически человеческих эмоциях, традиционно представляющих основной интерес для представителей гуманитарных профессий (писателей, художников, воспитателей, актеров, режиссеров и т. д.), то соответствующие им эфирные медитации носят с точки зрения медицины слишком эфемерный характер (хотя из них со временем может развиться вполне серьезная болезнь), а с точки зрения социального тела и представителей соответствующих профессий они, наоборот, слишком грубы, хотя на самом деле это вовсе не так, просто никто всерьез не изучал эфирно-энергетические последствия (и предпосылки) эмоциональных состояний. Все, что мы имеем из наблюдений писательского сословия, — это «вздрогнул от неожиданности», «вспотел от волнения», «жадно отклячил губу», «вошел в раж» и, самое лучшее: «его, наконец, проняло» — так описываются в художественной литературе проявления Льва (и то, чаще всего, с последующим включением Девы). А можно ли культурно «войти в раж», слушая или исполняя симфоническую музыку? Слово «экстаз» имеет эфирный оттенок только для тех ситуаций, которые человек экстатично проживал...

Еще хуже обстоят дела с потоком Скорпиона — его имеющиеся художественные описания совсем убоги. Можно, сидя в голоде и нищете, годами «копить злость» (или злобу), то есть астральную почву для будущей агрессии, буйства и разрушения под общим лозунгом мести. Можно через многолетнюю аскезу, в том числе суровый пост идти к Божественной любви, но пафос физических и пищевых ограничений заключается все же в антагонистической борьбе с демонами, которыми, по мнению отцов церкви, плотное тело буквально нашпиговано. Вопрос о соотношении диеты и нравственности — по-видимому, один из основных в эпоху Рыб — неизменно решался таким образом: правильная диета является основой праведности, а неправильная служит фундаментом морального разложения, например: «Рубают водку под супец, Шампанское — под килечки» (А. Галич).

Это — об отрицательных персонажах; о положительных или, по крайней мере, вызывающих сочувствие автора, говорится совсем другое: «И выпьет он под конфетку, А чаще под сукнецо» — то есть вместо закуски попросту вытрет губы рукавом.


Содержание  
Глава 8 стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

-->